"Ксю - солнце в вашем доме"
Лечащая врач отсутствовала, так что с Мариной Александровной мне ещё предстоит познакомится. Её помощница оформляет мне карту Смотрит снимки.
- Да, туберкулёз, туберкулёз. Запуущенный. Слегка запущенный туберкулёзик…
Еле сдерживаюсь, чтобы не заржать. Мать моя смотрит неодобрительно и явно переживает за мою вменяемость.
Да нет, оно не смешно, конечно. Только вот все врачеватели, что изучали фото моих лёгких сообщали про тубик, с одной и той же интонацией, внимательно косясь левым глазом, следя за реакцией. а я смеюсь. Помощнице глав.врача было обидно.
***
Мама:
- Скажите, а он лечится?
- Лечится, как же ему не лечится. Ну, обещать мы ничего не может, вдруг он мутирует или станет устойчивом и тогда, наверное, девочка будет долго болеть. Или недолго. Такая область распада… Но думаю лечится. Да, лечится.
Это она за мой смех мстила :(
***
Съездили за вещами. Палата №9. На выделенной мне койке нет ничего, даже матраса. Нужно найти сестру-хозяйку. Вижу уборщицу в коридоре:
- А где сестра-хозяйка?
Рядом пациентка:
- Она домой ушла уже. Часа два назад.
Уборщица важно кивает: мол, правда, так оно и есть.
- Как ушла?.. Она должна была мне бельё выдать и..вообще…
Я растеряна, обидно, жизнь-говно-несправедливость-сукисволочи-всехубью.
Обе женщины смеются. Заливисто так.
Уборщица:
- Я сестра-хозяйка, пошли за бельём.
***
Стелюсь. В коридоре любопытные, смотрят, жалуются.
- А почему у неё матрац новый, беленький, чистенький…
- Это ей по блату, молоденькая совсем, хоть на последок на свежем поспит.
***
В палате 4ро, включая меня, остаются на ночь ещё две - почти ровесницы, одна чуть, другая чуть младше приходят с утра. Их ещё не видела. Сарафаное радио сообщило, что девушка 17 лет, только поступила на 1 курс от администрации института болезнь скрывает, боится потерять место. Приезжает каждое утро к 7 утра, к 8 уезжает на первую пару. Дурдом.
***
Узрела красоту. По-наивности думала, что принимать четыре препарата - это принимать четыре таблетки. Но нет, 11 разных кружочков-цилиндриков. Пить надо подряд. («И россыпь разноцветных амфетаминов»). Так первые 60-80 дней (как повезёт), потом дозу понизят до 4-5 штук. Т.е. на амбулаторное лечение переведут. Дозу вечером не дали. Сказали с утра начинаю.
***
Здесь всё похоже на обычную больницу. Только тише. Но даже лучше - здесь почему-то никого не держат. Выпил с утра таблетки, полежал пару часов и свободен. Все боятся, что найдут палочку. Заразных в другой корпус переводят. А оттуда не выпускают, говорит мне Светлана Ивановна, странная тихая женщина, взрослая, седая. По-ощущениям пребывающая несколько в другой параллели. То ли спешит её время секунд на 10, то ли просто время у неё другое, а кто рядом, есть собеседник или нет, говорит скорее со своей тенью, в глаза не смотрит. Яна тут лежала, Яна, два дня лежала, вот забрали бедную. И матрац поэтому забрали, на сан.обработку.
***
Играли в карты. 8 партий отыграно.
- Ну всё. А теперь на перекур!
Глазки у меня округлились. Двое встали и вышли. Светлана Ивановна:
- А ты куришь?
- М. Нет.
- Странно.
- Странно?
- По-молодости все курят. Даже я курила, травилась, но курила. Иначе бы засмеяли.
- Да как-то не хочется уже.
- Уже?
- Уже.
- Ну что вы за молодые такие. Вот девочка-первокурсница тоже ответила «уже нет», бросила как узнала.
***
Да, я здесь одна из немногих, что не дымят. В туалете накурено так, заходит страшно, вдруг топор упадёт имено на меня. Мед.сестры смолят вместе с пациентами.
(Мари, а халаты у них растёгнуты. Что ты там говорила, мед.работники должны соблюдать здоровый образ жизни, подавать пример?;)
***
А кровать у меня у самого окна. А за окном салют.
*прошло какое-то время, поздняя ночь, по Карла-Маркса гоняют стритрейсеры, спать не дают, урроды*

26.09.08

@темы: записки чахаточной